на главную

карта

об авторах сайта

 контакт

     
 

 
 

"Джоконда" - система парадоксов в творчестве Леонардо да Винчи

купить книгу: sinizin38@mail.ru
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                                                                                                                                 

Е. Синицын

Фантастические возможности мозга в экстремальных ситуациях

Структурно-осевой анализ «Шахматной новеллы» С. Цвейга. Изд. НГАХА. Новосибирск, 2010.

Модель идеальной психологической ситуации в условиях информационного вакуума. Ч.1

 

Побудить самостоятельное обучение – мечта всех педагогов. Недаром немецкий физик и философ XVIII столетия Лихтенберг говорил: «То, что вы были вынуждены открыть сами, оставляет в вашем уме дорожку, которой вы сможете снова воспользоваться, когда в том возникнет необходимость» (3, с. 286).  

Но у героя «Шахматной новеллы» доктора Б, измученного одиночеством и информационным голоданием, кроме самостоятельного обучения и не было другого выхода. Есть минимальная внешняя информация, к тому же закодированная правилами и механикой шахматной игры. Книга, которая попала в руки доктору Б., это даже не учебник, а всего лишь сборник партий сыгранных выдающимися мастерами шахматной игры. Но теперь у доктора Б. появилась надежда – его собственные внутренние ресурсы. Однако какова их сила и мощь он не знает. Огромное возбуждение и напряжение всей его души бессознательно идет на выручку порабощенному страданием сознанию.

Фрейд полагал, что только инстинкты приводят психический аппарат в состояние крайнего возбуждения. Следовательно, у доктора Б. основная стимулирующая его энергетическая сила, пришедшая из глубин его бессознательного, есть тот самый, стоящий у любого человека на страже жизни инстинкт самосохранения. Этот инстинкт сублимируется и начинает свою мощную активную деятельность, спасая рассудок, психическую а, тем самым и физическую жизнь человека. Фактически, Цвейг моделирует эксперимент, в котором на сцене жизни появляется человек одержимо желающий учиться. Чтобы эксперимент был еще более захватывающим и обладал неясным исходом, этот человек наделен Цвейгом высоким уровнем творческих способностей.

В кибернетике часто встречаются понятия оптимальность, оптимальный критерий, оптимальное решение, оптимальная система. Но оптимальность в реальности недостижима, так как оптимальность требует идеальной ситуации. Такая ситуация математически четко сформулирована, но в практической деятельности какое-либо условие или несколько условий никогда сразу не выполняются. Поэтому достижение оптимума необходимо только как идеал, к которому в практике необходимо стремиться.

Если мы отобразим художественный текст новеллы Цвейга на языке кибернетики, тогда у нас появляется возможность более четко представить, как писатель рисует идеальную психологическую ситуацию информационного голода и пути выхода из него в конкретной ситуации. Эта ситуация необходима, чтобы понять природу поведения человека в экстремальных и предельно трудных для него условиях.

Автор, в свою очередь, выделив из художественного текста новеллы модель информационного вакуума, должен вычленить ряд требований и необходимость ряда условий, которые вытекают из художественного образа идеальной психологической ситуации в произведении Цвейга «Шахматная новелла». Цель по-прежнему не меняется – сопоставление теоретических основ структурно-осевого синтеза и художественных образов в новелле Цвейга. В связи с этим мы вынуждены оперировать понятиями не литературно-художественного смысла, а понятиями из кибернетики, чтобы доказать нашу основную парадоксальную идею: при описании событий в «Шахматной новелле» Цвейг интуитивно следовал принципам поведения человека и принципам его творческой деятельности, которые вытекают из различных постулатов и принципов структурно-осевого синтеза. Структура идеальной психологической ситуации информационного вакуума основывается на ряде условий ее существования.

Итак, первое условие идеальной психологической ситуации отображает конкретный параметр психологического эксперимента – наличие информационного вакуума, который одновременно является внешним психическим вакуумом, в который Цвейг помещает личность главного героя своей новеллы – доктора Б..

Второе необходимое условие существования идеальной психологической ситуации – это человек, оказавшийся в ситуации информационного голода, который должен быть изначально наделен высоким творческим потенциалом. Это есть второй необходимый параметр эксперимента моделируемой идеальной психологической системы.

Третье необходимое условие идеальной психологической ситуации, то есть третий обязательный параметр эксперимента в модели, предложенной Цвейгом читателям, заключается в том, что существует определенный период времени, в течение которого информационный вакуум, создавая огромное внутреннее напряжение в психической системе человека, оказывает сильнейшее разрушающее воздействие на психику человека.

Четвертый параметр эксперимента или четвертое условие идеальной психологической ситуации и одновременно идеальной психологической системы – информационный вакуум разрушен – в руки доктора Б. попадает книга, в которой закодирована информация о шахматной игре.

Теперь, когда четко сформулированы все условия существования идеальной психологической ситуации и целостной идеальной психологической системы, которая на взгляд аналитика, просматривается в «Шахматной новелле» Цвейга, следует показать, что с точки зрения психологической науки, Цвейгом осознанно или неосознанно была поставлена вполне определенная научная проблема. Идеальная психологическая ситуация есть скелет всей «Шахматной новеллы» Цвейга. Но чтобы этот скелет оброс многочисленными идеями и деталями вот тут и необходим художественный гений Цвейга. С филигранной точностью Цвейг расставляет опоры, вдоль которых движется психологическое развитие сюжета. Это подобно электрическим пирамидальным опорам, на которых растянуты провода, несущие электрические заряды на любые расстояния.

 

 Информационный голод                         Высокий творческий потенциал

                                                                        узника пустоты

 

                          Идеальная психологическая ситуация

 

Информационная область,                       Разрушающее воздействие на психику 

которой овладевает узник                         информационного голода  

пустоты

 

 

Рис. 7. Информационно-смысловая структура Sс идеальной психологической ситуации.

В трехмерной системе изоляция человека от внешнего мира, порождающая

информационный вакуум, в который помещен человек с высоким творческим потенциалом.

 

Эта проблема имеет наибольшее значение с точки зрения изучения неограниченных творческих возможностей человеческого мозга. Ее краткая формулировка трактуется в многоаспектном виде следующим образом: может ли творческий человек, имея в руках всего одну книгу – сборник шахматных партий, сыгранных выдающимися шахматистами, в условиях удушающего информационного голода:

во-первых, не потерять рассудок, не сойти с ума;

во-вторых, для собственного спасения этот человек как можно чаще должен был переключать свое внимание от мыслей, связанных с анализом своих ответов на вопросы следователей, на разбор чужих шахматных партий, иными словами добиться глубокого погружения в мир шахматных идей, позиций, атак и защиты;

в-третьих, в труднейших условиях самостоятельного обучения доктор Б. должен был овладеть искусством шахматной игры на самом высочайшем уровне шахматных сражений, о котором можно сказать, что это искусство сравнимо с гениальным мастерством и, тем самым узник на своем опыте должен был показать фантастические возможности человеческого мозга в экстремальной ситуации;

в-четвертых, экспериментатор (им в данном случае является писатель) должен разобрать до тонкостей и мельчайших деталей весь психический механизм выживания человека в экстремальных условиях через решение этим человеком труднейшей творческой задачи – абсолютно непосильной для него в обычных условиях реальной жизни.

Вот такой перечень научных идей, хотя и далеко неполный, но мы можем найти в знаменитой «Шахматной новелле» Цвейга. Если исходить из существующих разнообразных философских течений, Цвейг в «Шахматной новелле», по сути, предлагает своему читателю экзистенциальную модель психики человека. И опорами этой системы в произведении Цвейга являются четыре главных фактора: чувство личной свободы, выбор своей судьбы человек оставляет за собой, ситуация на грани жизни и смерти, поиск смысла существования.

Сакраментальный вопрос не оставляет нас в покое: осуществим ли в принципе – в реальной жизни – феномен, кратко представленный маловероятным в жизни стечением обстоятельств. Творческая личность, имея в новой для себя интеллектуальной области ограниченный фрагмент информации, в условиях не просто сильнейшей мотивации, а почти маниакальной одержимости потенциально готова освоить эту неизвестную ему область интеллекта до такой степени глубины, чтобы взойти на высочайший уровень владения информацией в этой области знаний.

Можем ли мы утверждать, что существует единственный вариант оптимальной цепи чередующихся событий в процессе развития объектов живой и неживой природы? Можем ли мы дерзко и безоглядно вступить на белое поле незнания и заполнить его своими открытиями? Задача на редкость интереснейшая для ученых, занимающихся проблемой творчества и для творческих педагогов, которые не замыкаются в традиционных научных задачах и конвейерной преподавательской работе, а ищут в своей деятельности психологические загадки и парадоксальные ситуации.

Проблема пробуждения мотивации в экстремальных ситуациях интересна также и с той точки зрения, что пик мотивации в сфере обучения коррелируется с пиком напряженности психики, а потому мотивация переходит в стадию одержимости, вследствие того, что на карту обучаемого поставлена его жизнь. Это характерно для военной области, но при отсутствии боевых действий такая мотивация только в исключительных ситуациях встречается в жизни.

Вспомним воздушные бои русского воздушного аса А. Покрышкина, фактор одержимости у которого в бою был первой предтечей его непредсказуемых спонтанных и в тоже время жестко рассчитанных действий. Экстремальное состояние доктора Б., яростно одержимого желанием победить свое второе «я» (состояние, когда бешенство и месть узника против своих мучителей проектируются на свое второе «я»), достигала высочайшего энергетического состояния. Теоретически мы имеем близкие по типу психологические феномены – яростная одержимость доктора Б. (психологически победить своих противников) и яростная одержимость в воздушном бою (уничтожить противника), несмотря на различные цели, эти цели не осуществимы без идентичного по своей природе психического фактора – одержимости (11).

Суть в том, что одержимость не зависит от других осей психической структуры одержимого человека. Важно насколько существенен вклад в психическую систему человека энергетической составляющей этого психического фактора. Метафорически одержимость можно уподобить одной опорной оси, на которой вращается вся структура личности человека. Как ни удивительно, с точки зрения психологии, столь различные ситуации – реальные сражения с реальным врагом и сражение с собственным «я» – имеют одну и ту же психологическую природу.

А поскольку в педагогике такая ситуация информационного голодания неизвестна, то ученые ее и не рассматривают за ненужностью.  Цвейг в этом плане был первопроходец, не как писатель-фантаст, а как ученый педагог. Можно ли побудить действовать свой мозг до такой степени, чтобы разбудить в нем максимум его потенциальных возможностей, которые готовы встать вровень с возможностями гения? Если можно, то, как это происходит, кто помогает воспитывать творческий дар, что стимулирует его, каков процесс развития этого дара, приближает ли гениальность к помешательству настолько, что еще чуть-чуть и вместо сверхчеловека мы увидим сумасшедшего.

Эта же проблема стоит и перед ученым: как работают и взаимодействуют все блоки автономного психонейрофизиологического функционального комплекса личности, когда человек сначала находится в информационной пустоте, но потом вдруг получает сгусток непонятной информации, ценность которой он сразу оценить не может.

Художественное описание этого процесса отличается необыкновенной силой воздействия на читателя. Читатель хотя и полон ожиданиями, но ему не угнаться за непредсказуемостью траектории развития событий. Свершилось чудо, которого в обыденности можно ждать всю жизнь и не дождаться. Только экстремальная ситуация увеличивает вероятность появления чуда. Находчивость, смешанная с дерзостью и удача, которая из сострадания, повернулась к доктору Б., ослепляет и сказочным, абсолютно нереальным образом пленник камеры пыток находит спасение. Один шанс из тысячи, но отчаянность и страшное напряжение всей психической системы резко повышает вероятность чуда от нуля до величины 0.1-0.3. И эту потенциальную, но по-прежнему минимальную возможность доктор Б. использует максимально. Он не потерял рассудок, не сошел с ума, напротив, его мозг начал восстанавливать свою прежнюю работоспособность. Но глубинная идея Цвейга в другом: отчаяние, страдание, почти непосильное напряжение всей психики и опять новое чудо – доктор Б. сам потрясен мощностью своего мышления, воображения и памяти, до ареста ему абсолютно не характерных. Происходят своеобразные скачки в работе мозга через последовательный ряд ранее непреодолимых барьеров. Хаотическая работа мозга прекращается и начинается мощная упорядоченная деятельность сознания и творческого бессознательного. Не надеясь на помощь со стороны, мозг узника инстинктивно только своими силами в целях своего же спасения отвоевывает себе территорию, где саморазрушение под напором творческих сил и творческого духа исчезает, тесня пядь за пядью саморазрушающую деструктивную деятельность сознания. Доктор Б. развивает в себе скрытый гений, достигая в узкой области человеческой деятельности – в шахматной игре – искусства высокого уровня.

Борьба одиночки, мученика пустоты в той немыслимой по своей однотипности ситуации, в которую он попал по воле своих гитлеровских истязателей, заканчивается победой заключенного. Но все то, что произошло в этом замкнутом мире между мучителями и пленником можно назвать только абсурдом. Точный расчет палачей на пытку пустотой приводит к непредсказуемому обратному эффекту. Экстремальность – главный враг точного расчета. Для одних – экстремальность есть падение в бездну, для других – прыжок на вершину, минуя медленный подъем. Только в области экстремума абсурд и возможен, что-то должно было произойти. Доктор Б., который до оккупации в своей юридической предпринимательской деятельности был хотя и видным, но не выбивающимся из традиции юристом, в ситуации полной безысходности превратился в абсурдного человека. Камю утверждает: «Абсурдный человек исчерпывает все и исчерпывается сам: абсурд есть предельное напряжение, поддерживаемое всеми его силами в полном одиночестве. Абсурдный человек знает, что сознание и каждодневный бунт – свидетельство той единственной истины, которой является брошенный им вызов» (2, с. 54).

Абсурд и чудо, в сущности, противоположные феномены. Среди бесконечно разнообразных потенциально возможных сюжетов Цвейг нашел единственный, в котором сошлись как в точке все линии проблем, которые он хотел изучить. Экстремальная ситуация им создана с высочайшим искусством усиливать напряжение с каждым новым шагом развития действия, когда все внутренние ресурсы человека, изучающего новую интеллектуальную область жизни направлены в одном четко очерченном направлении. Однако загвоздка и даже парадокс в том, что проблема исключительно многогранна, и она не суживается, а, напротив, растекается подобно ручьям, стекающим с горного хребта. И здесь Цвейг дает педагогам не только канву для исследования технологии самостоятельного обучения, он, фактически, до мельчайших деталей описывает принципы структурного видения процесса обучения, когда сознание и бессознательное поработила навязчивая идея и правит всем процессом обучения.

Сопровождающими факторами процесса обучения искусству шахматной игры для доктора Б. являются его полное одиночество, его одержимость, никакой помощи, ни каких консультаций со стороны, навязчивая идея, на которой сфокусирована психическая энергия. К тому же весь процесс овладения неизведанным искусством древней игры осуществляется на пике опасностей для жизни. Критичность ситуации познания нового не позволяет сделать ни одного шага в сторону от единственно верной траектории овладения этой областью знаний. Это подобно канатоходцу, который идет с шестом над пропастью. Канатоходец стремится быстрее пройти опасный участок, но он уверен – торопиться, в конечном итоге, пожертвовать жизнью.

В математике известно, что исследование функции в области критической точки экстремума всегда более заманчиво, чем в ее плавной мало меняющейся части. Все характеристики функции в области экстремума ведут себя необычно.

Вдумчивым педагогам Цвейг приносит на блюдце ключ от двери познания. В тексте новеллы мы находим многое, на чем базируется структурно-осевой синтез, а также ряд обязательных компонентов самообучения: как работает долговременная память, как считывается из нее информация, как человек самостоятельно приращивает знания, как у него самостоятельно вырабатываются умения и навыки, как изменяется личность человека, когда он овладевает знаниями.

Мы подошли к основной цели «Шахматной новеллы» Цвейга: связать в комбинации два фактора: первый – внешний, это наличие экстремальной ситуации и второй – внутренний – мобилизация всех духовных, творческих и физических сил человека. Цвейг в своем творчестве давно приближался к этой задаче и решал ее художественными методами каждый раз по-разному, находя в различных образах героев своих произведений основной духовный стержень. У Цвейга есть специальный цикл художественных произведений, который он образно назвал: «Звездные часы человечества» (14).

В этом цикле он пишет о достижении сильными духом людьми целей, которые даже в воображении можно полагать невозможными. Мореплаватель Магеллан, ищущий пролив в другой океан и плывущий по лабиринтам неизвестности в невыносимых условиях. Леденящие ветры антарктической осени пронизывают корабли, мчатся по палубе, врываются в души измученных холодом и голодом моряков. Полярный английский исследователь Роберт Скотт, голодный, идущий из последних сил по снежной пустыне Антарктиды к южному полюсу; сочинивший всего за одну ночь бессмертную «Марсельезу» французский поэт и композитор Роже де Лиль. Любимая тема Цвейга – безграничность ресурсов человека и навязчивая идея как стимул для этих ресурсов.

Магеллан плыл на корабле среди людей, но с точки зрения принятия решений ситуация для него была не просто крайне неблагоприятна, она была полна безысходностью – Магеллана окружала бросившая вызов его воле и духу безграничная информационная неопределенность, так как в информационном вакууме Магеллану не за что было зацепиться. Он плыл в бездну неизвестности. Поэтому проблема информационного вакуума как философская проблема намного шире, чем она покажется читателю на первый взгляд в «Шахматной новелле». Наконец, венец всему – в информационном психическом вакууме человек, чтобы противостоять хаосу и панике, чтобы выжить, по-видимому, не имеет множества вариантов, вот главная мысль и опора сюжета новеллы, но один из немногочисленных вариантов является уникальным и самым действенным. И потому для большей убедительности Цвейг не прячет свою основную мысль, которую, по-видимому, давно вынашивал: человек в условиях разрушающего его внешнего психического вакуума вооружен лишь одним наиболее эффективным методом адаптации, ибо все другие методы адаптации не дадут стойкости и потому проигрывают. Трудно сказать, осенили ли Цвейга внезапно такие парадоксальные идеи или он долго их обдумывал. Но вывод из «Шахматной новеллы»  следует такой: в безвыходной критической ситуации, чтобы спастись индивид должен стать творческим мономаном.

 

 1 Введение

 

2 Абсурдность информационного вакуума

 

3 Модель идеальной психологической ситуации в условиях информационного вакуума. Ч.1

 

4 Художественный образ деятельности автономного психонейрофизиологического комплекса личности доктора Б.

 

5 Борьба двух навязчивых образов в сознании узника пустоты

 

6 Три научные гипотезы, объясняющие возможную реальность событий, описанных в «Шахматной новелле»

 

 

 

Все права защищены. Ни одна из частей настоящих произведений не может быть размещена и воспроизведена без предварительного согласования с авторами.


           

                                                                       Copyright © 2010