на главную

карта

об авторах сайта

 контакт

     
 

Купить книгу писать по почте:

sinizin38@mail.ru

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                                                                                                                                 

Е. Синицын, О.Синицына

"Джоконда" - система парадоксов в творчестве Леонардо да Винчи.  

От Джоконды Леонардо к «Портрету Дориана Грея» Оскара Уайльда    

 

Исследуя эффект зеркального отражения различных сторон души, мы не можем обойти еще одно великое произведение в мировой литературе «Портрет Дориана Грея», в котором Оскар Уайльд погрузился - в каком-то смысле используя метод Леонардо - в самые темные закоулки натуры своих героев. Уайльд позаимствовал свою идею из трагедии Гете «Фауст», но доктор Фауст свою душу Мефистофелю отдает тогда, когда он чувствует счастливый миг в своей жизни. Роль Мефистофеля Уайльд отдал лорду Генри, который овладел душой неопытного, ищущего удовольствий Дориана Грея.

Художник Бэзил Холлуорд, встретив в обществе юного красавца Дориана Грея, написал с него портрет, который так поразил молодого человека, что он с огорчением произнес: «Я состарюсь стану противным уродом, а мой портрет будет вечно молод. Он никогда не станет старше, чем в этот июньский день… Ах, если бы могло быть наоборот!» (21, с. 29). Принцип удовольствия, полагал Фрейд, довлеет над всей жизнью и поглощает все жизненные соки человека, часто вынуждая совершать отвратительные поступки. Но поступки Дориана Грея не были следствием этого принципа удовольствия, имеющего в своей основе Эрос - любовь к красоте и жизни, они направлялись большой энергией разрушения, которая была скрыта в его психике. Молодой герой не мог противостоять своему желанию навсегда оставаться молодым: «Если бы старел этот портрет, а я навсегда остался молодым! За это я отдал бы все на свете! Да, ничего не пожалел! Душу отдал бы за это!» (21, 30 с. ). Его красота стала орудием разрушения, и в жизни Дориана Грея произошел неведомый переворот, который вверг его душу в пучину зла, до самой смерти скрывающегося неувядающей молодостью героя романа.

«Ведь наблюдать этот процесс будет истинным наслаждением! Портрет даст ему возможность изучать самые сокровенные свои помыслы. Портрет станет для него волшебным зеркалом. В этом зеркале он когда-то впервые по-настоящему увидел свое лицо, а теперь увидит свою душу. И когда для его двойника на полотне наступит зима, он, живой Дориан Грей, будет все еще оставаться на волнующе-прекрасной грани весны и лета. Когда с лица на портрете сойдут краски и оно станет мертвенно-меловой маской с оловянными глазами, лицо живого Дориана будет по-прежнему сохранять весь блеск юности» (21, с.104). 

Уайльд, позаимствовав у Гете философскую идею о том, на какую жертву готов пойти человек, чтобы сохранить вечную молодость, выстроил роман на основной линии сюжета: молодой красавец, почувствовав прелесть вечной молодости, начал вести распутную жизнь, наполненную наслаждениями, пороками и излишествами. И все, что могло бы быть причинами старения его души и тела переносилось на его портрет. И все же, трагедия подкараулила Дориана Грея. Все более погрязая в пороках, совершив в припадке ненависти убийство своего друга художника Бэзила Холлуорда, увязая в самой омерзительной стороне жизни, в страхе перед неумолимо наступающей расплатой, герой, увидев на картине образ безобразного старика, в порыве бессилия и бешенства не выдержал отвращения и вонзил в картину нож. Тотчас же он упал мертвым вблизи своего портрета, который вновь преобразился в портрет молодого красавца. Так заканчивается роман «Портрет Дориана Грея».

Однако нас волнует другой вопрос. Каким образом картина Леонардо, на которую, несомненно, Уайльд долго смотрел и, по-видимому, размышлял над идеей тайны Джоконды Леонардо, подтолкнула писателя заимствовать идею Леонардо и сочинить столь необычный и бросающий дерзкий вызов лондонскому обществу скандальный в то время роман? Отдавшись идее, что душа любого человека может быть обнаружена в его взгляде, то есть душа имеет зеркальное отражение, мы находим в романе Уайльда героя, созерцающего свой портрет (зритель сам Грей), который видит на картине, что уже теряет внешнюю красоту, а вместо нее проступает темное дно, тень, о которой писал Юнг в теории архетипов.

Если сравнивать два образа: Джоконду Леонардо и портрет героя Уайльда Дориана Грея, то они, по своей сущности, находятся на далеко разнесенных друг от друга полюсах. Если красота Джоконды - величественна и героиня многолика, она волнует своим совершенством, то красота Дориана Грея, напротив, опасна тем, что подчиняет себе слепое общество, создает страшную иллюзию, увлекая в темноту бездны, где ждет ужасное разочарование. Красота Дориана Грея всю жизнь тянула его на дно, где «Черный квадрат» Малевича показался бы светлым пятном. Джоконда глазами Леонардо то снисходительно, то с оттенком иронии взирает на этот переменчивый мир людей. В ее портрете есть все эти три опорных вершины познания мира и это понимание мира есть взгляд самого Леонардо, который он зашифровал в портрете Моны Лизы. Есть версия, что в Джоконде Леонардо изобразил самого себя, но, скорее, он изобразил себя в другом понимании как собственный взгляд на мир. Подтверждение этой версии мы находим в романе Уайльда. Герой романа художник Безил Холуорд, написавший портрет Дориана Грея, говорит: «Всякий портрет, написанный с любовью, - это, в сущности, портрет самого художника, а не того, кто ему позировал. Не его, а самого себя раскрывает на полотне художник. И я боюсь, что портрет выдаст тайну моей души, поэтому я и не хочу его выставлять» (21, с. 11). Многоликость Джоконды - это многоликость самого Леонардо.

Тема зеркала восходит к греческому мифу о Медузе Горгоне. Она имеет мистическое и даже магическое звучание, ведь зеркало помогает увидеть дно сущности объекта в том смысле, что оно переворачивает изображение физически, а метафорически - на изнанку. Но иногда в искусстве тема зеркала приобретает пугающее звучание. Таким примером можно считать картину Караваджо «Медуза Горгона», в портрете которой узнаем черты лица самого художника. Этот же прием он использовал в другой своей картине «Давид с головой Голиафа», где опять мы сталкиваемся с темой многоликости. Караваджо ощущал в себе две противоположных сущности, два образа и воспользовался греческим мифом, чтобы выразить парадоксальное противоречие своей натуры. Лицо Давида - это автопортрет молодого Караваджо, а голова Голиафа - это тоже портрет самого художника к концу жизни. Он изобразил на картине смерть от руки самого себя, о чем и свидетельствует его биография - всю жизнь он, фактически, играл со смертью, сражаясь на многочисленных дуэлях, а потом убегая от преследовавших его агентов Ватикана. По своей натуре Караваджо был агрессивным человеком, и потому часто сюжеты он выбирал такие, которые соответствовали доминирующей оси его личности. По легенде Медуза Горгона чудовище - она превращала в камень любого, кто осмеливался посмотреть на нее, поэтому мифический герой Персей отрубил ей мечом голову, глядя на ее отражение в зеркально отполированный щит, который ему вручила Афина. Если сопоставить три портрета: Джоконду Леонардо, портрет Доринана Грея и «Медузу Горгону» Караваджо, то возникает одна из распространенных в мире геометрических фигур - треугольник, в вершинах которого три образа: «Джоконда» - воплощенная соблазнительная красота, вторая вершина - «Дориан Грей» с его иллюзорной красотой и страшным дном и третья вершина - «Медуза Горгона» - воплощенная антикрасота с философской идеей о страшной участи человека, увидевшего темное дно мира. И везде присутствует идея зеркала. В первом случае, эта идея отражает многообразие красоты и гармонии мира, во втором - зеркало необходимо, чтобы показать философский дуализм мира - и у красоты всегда есть антипод, а в третьем - зеркало выступает как единственное оружие, способное защитить от безжалостного мира. В этом контексте зеркало несет две разные функции: углубляет восприятие и понимание мира с помощью его отражения, а вторая функция - защита от непосредственного воздействия самого объекта, теряющего в процессе отражения часть своей силы.

 

  

 

И все же, нам необходимо доказать, что идея картины Леонардо и идея романа Уайльда пересекаются и даже смешиваются по своей философской и художественной концепции. В романе роль Леонардо играет талантливый художник Бэзил Холлуорд, а роль Джоконды отведена молодому красавцу Дориану Грею. Воспользуемся методом математической теории распознавания образов, чтобы найти сходства и различия в идеях двух столь непохожих портретов: реального портрета Джоконды и вымышленного портрета Дориана Грея.

Как было указано выше, с помощью теории распознавания образов можно по сходным или различающимся признакам классифицировать объекты, относя их к одному или к различным видам. Есть два объекта Qл и Qу, один - портрет Джоконды кисти Леонардо, обозначим его через Qл, второй объект Qу - портрет Дориана Грея. Есть множество сходных и различающихся признаков, характеризующих эти объекты; по числу значимых сходных признаков fi, образующих множества Qл  и Qу, можно судить относятся ли они к одному классу идей или обе художественные идеи разнесены в пространстве замыслов. Если объекты Qл и Qу относятся к одному классу, то роман «Портрет Дориана Грея» испытал влияние картины Леонардо. Заметим, когда объекты Q1 и Q2, тождественны, то они полностью совпадают и в геометрическом плане, то есть два круга множеств признаков Q1 и Q2 превращаются в один. Но когда объекты Q1 и Q2 хотя бы частично различаются, то эти круги смещаются один относительно другого. Чем больше смещение, тем меньше вероятность, что эти объекты относятся к одному классу. Наша задача найти существенные признаки множеств Qл и Qу и выяснить, насколько велика область пересечения этих множеств Qл ∩ Qу= Q*, если велика, то можно утверждать, что влияние Джоконды Леонардо на идею и сюжет романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» несомненно.

 «Мона Лиза» Леонардо и «Портрет Дориана Грея» Уайльда - два объекта в искусстве живописи и литературы. Перечислим искомые сходные признаки этих художественных объектов Qл и Qу. Первым подобным признаком q0 является наличие моделей, то есть налицо творческий процесс изображения художниками людей на обеих картинах - Леонардо и Бэзила. Следовательно, первый признак q1 - жанр в живописи, который их объединяет. Но на одном портрете - женщина, а на другом - мужчина. На Джоконду смотрит множество людей, а портрет Дориана Грея созерцал с опаской и всегда скрытно лишь тот, кто и был моделью для художника. В обоих портретах красота поражает взгляд созерцающего картину зрителя. Второй признак - q2 - красота образов, но красота, запечатленная в портрете Джоконды, с течением времени только добавляет славу портрету и волнует все больше людей, а красота Дориана Грея на его портрете неумолимо увядает день ото дня. Третий признак - q- образ Джоконды выступает в роли зеркального отражения души созерцающих ее людей; портрет Дориана Грея также есть зеркальное отражение, но лишь души самого Грея. Четвертый признак - q4 - оба портрета как будто бы выступают в качестве психоаналитика для воспринимающих их зрителей. Образ Джоконды проникает бессознательно в души множества зрителей, разглядывающих ее. Грей, обращаясь к своему портрету, заглядывает в свою собственную душу и видит там свои пороки и страхи. Четвертый признак q4 одновременно дает сходство в инструменте психоанализа и различие в том, что Джоконда выступает в роли психоаналитика множества людей, а портрет Дориана Грея - одного человека. Пятый признак - q5 - в том и другом образах  людей на каждой из картин, проступают сложнейшие сплетения мотивов воображаемых поступков, синтез прекрасного и коварства, целый ряд компенсаций вечных противоречий в человеке. Таким образом, найдены пять значимых признаков, объединяющих две идеи, положенные в основу творческих процессов создания картины Леонардо «Мона Лиза» и романа Уайльда «Портрет Дориана Грея». Но поскольку роман Уайльда был написан на четыре века позже создания Джоконды, то влияние Джоконды на «Портрет Дориана Грея» несомненно. 

Отсюда вытекает главный вывод. Какова же общая философская идея этих двух портретов: реально существующего - портрета Джоконды и созданного фантазией писателя - портрета Дориана Грея? Ожесточенная схватка неопределенности и определенности, порождающая вечный парадокс этих начал развития. Развиваясь, неопределенность порождает своего антипода - сдерживающую ее определенность. В «Портрете Дориана Грея» эта схватка не только драматична, но даже трагична. Живой герой романа Уайльда смертельно боится надвигающейся на него неопределенности существования - неопределенности старости, страх порождает панику, паника порождает хаос, а хаос - рост энтропии поведения и мысли. Когда неумолимое время шаг за шагом будет стирать преимущество его красоты, он решается сделать предсказуемой свою жизнь, сохранив молодость. Возникает траектория λi старения портрета, зависимая от факторов порочной жизни Дориана Грея. Грей по-прежнему красавец, но разглядывая морщины, проступающие на портрете, Грей бессилен изменить определенность траектории, ведущей к катастрофе его личности. Шестой признак q6 - сжатие русла движения по траектории каждого гения и Леонардо, и Уайльда к основной цели своего художественного замысла. Это выражается в том, что энтропия, характеризующая флуктуации случайных событий при движении к концу жизни Дориана Грея, уменьшается, так как герой романа, в конце концов, предательски убивает своего друга и автора своего портрета, не выдержав его разоблачений. Теперь на портрете он видит текущую по руке кровь, и его безумие усиливается, суживая русло случайных отклонений от траектории неизбежного трагического конца жизни. «Уродства жизни, когда-то ненавистные ему, потому что возвращали к действительности, теперь по той же причине стали ему дороги. Да, безобразие жизни стало единственной реальностью. Грубые ссоры и драки, грязные притоны, бесшабашный разгул, низость воров и подонков общества поражали его воображение сильнее, чем прекрасные творения Искусства и грезы, навеваемые Песней. Они были ему нужны, потому что давали забвение», - так с почти предельной точностью описывает психическое состояние Дориана Грея автор романа (21, с. 177).

На языке теории случайных процессов это состояние психики измученного двойной жизнью аристократа можно трактовать как развитие случайного во времени психического процесса, флуктуации которого почти сведены к нулю, колесо катится по все более узкой колее, а впереди или безумие, или смерть. Вырваться из такой колеи практически невозможно. Чем больше внутренних факторов, разъедающих и потому уничтожающих душу, влияют на человека, тем неумолимее траектория ведет его к гибели. Два портрета - реальный и воображаемый - находятся на противоположных полюсах некоторой оси; каждый художник воплотил образ красоты, уводящей ее обладателей в противоположных направлениях. Грей сам как художник своей жизни накапливает факторы, которые приводят его по траектории к максимальному антисовершеству, антитворчеству и уродству, выражаясь математически, по прямой - к своему концу, его портрет стареет. Леонардо же, наоборот, создавая портрет Джоконды, ведет его по траектории к максимальному совершенству и торжеству красоты. И тут нельзя не заметить математическое сходство движения к замыслам обоих художников пера и кисти, потому что для математики есть понятие факторов и траекторий, те и другие выражаются символами, которым можно придать любой смысл.

Гений, двигаясь к завершению творения, суживает русло флуктуаций своего великого художественного замысла. Истина в том, что, чем больше ошибок, тем выше флуктуации и разброс траекторий движения к цели. Леонардо сводит к минимуму неточности. Прямой путь к цели - это идеальный вариант, но даже для гения он недостижим. Дориан Грей также уменьшал флуктуации пути своей жизни, двигаясь к полной безнравственности. Математическая картина одна и та же при полностью противоположном эстетическом результате.

С точки зрения кибернетической теории распознавания образов, мы имеем значительное сходство идейных замыслов двух гениев и если это так, то можно сделать вывод: совершенное творение Леонардо - Джоконда - парадоксальным образом вдохновило Уайльда изобразить ужасающее антисовершенство столь типичное в реальной жизни и показать трагически противоречивую природу человека. 

 

 

 

Все права защищены. Ни одна из частей настоящих произведений не может быть размещена и воспроизведена без предварительного согласования с авторами.


           

                                                                       Copyright © 2010